Поиск на сайте

Великий и могучий (о причинах детской неграмотности и способах борьбы с ней)
Решаем школьные проблемы / Проблемы плохой успеваемости и «не тех» оценок / Великий и могучий (о причинах детской неграмотности и способах борьбы с ней)
Страница 8

Среди причин, отбивающих интерес к чтению, есть и причины, которые можно назвать

Среди причин, отбивающих интерес к чтению, есть и причины, которые можно назвать школьными. Несмотря на то что предмет «литература» существует в школьном расписании, любовь к книге от этого не увеличивается, а иногда и пропадает совсем.

Денис пошел в школу, умея хорошо читать и писать. У него были свои любимые книги и свои любимые герои. Но постепенно его страсть к книжкам стала угасать, и уже в пятом классе без понуканий родителей он к книжному шкафу не приближался. Самой типичной оценкой по литературе стала для него тройка, а список для летнего чтения он просто разорвал, чтобы не тратить на него драгоценное время каникул. Мама чуть ли не со слезами на глазах рассказывает, что он возненавидел некогда обожаемого Пушкина, и как бы она ни рекомендовала прочитать «Говорящий сверток» Даррелла целиком, а не только тот отрывок, который дан в учебнике, Денис наотрез отказался.

Негативное отношение к чтению порождено элементарной «обязаловкой». Одно и то же дело может быть любимым, если оно делается без принуждения, и может превратиться в ненавистное занятие, когда его исполнения требуют. Обязательность отталкивает, вот почему «Капитанская дочка», прочитанная в 9 лет по совету бабушки, воспринимается как гениальное откровение, а в 12 на уроках литературы вызывает только смертельную зевоту. Мудрые французы не включили в школьные программы романы своего знаменитого соотечественника Александра Дюма. Может быть, поэтому «Трех мушкетеров», «Графа Монте-Кристо», «Королеву Марго» и в детстве, и в старости все читают с удовольствием? Не исключить ли и нам из программ замечательные произведения Н. В. Гоголя, чтобы вернуть ему любовь наших маленьких читателей? Возможно, тогда они сумеют оценить всю прелесть его волшебных сюжетов и сочность языка. Разве популярность стихов Сергея Есенина снизилась, когда он был исключен из числа советских классиков в 30-е годы? И не способствует ли бешеному успеху в среде подростков романа «Мастер и Маргарита» то, что долгое время его не то что в программе, а и в советской литературе как бы не было?

Однако в наши учебники литературы буквально засунуто все, что только можно. А поскольку объемы совсем не маленькие, обязательны и пространные списки для летнего чтения. Чаще всего учитель только требует, чтобы летнее задание было выполнено, но редко когда подходит творчески к его формулированию. Детей, да и родителей, «убивает» само количество произведений. Конечно, чтение не должно прекращаться в каникулы, если только оно не воспринимается исключительно как элемент обучения. Тогда где же найти компромисс? Одна преподавательница не поленилась составить для каждого пятиклассника свой, личный список книг. В каждом было всего пять-шесть наименований, но строго с учетом уровня развития и интересов каждого ученика.

И это было уже не «обязаловкой», а просто дружеским советом любимой учительницы. Ну и как этому совету было не последовать?

Б. Пастернак сказал когда-то, что нелюбовь к Маяковскому объясняется тем, что после смерти его стали «насаждать, как картошку при Екатерине». Подобным образом пытаются заставить полюбить Чехова, Толстого, Платонова, Шукшина…

Неудачная школьная программа, которая не учитывает возрастных и психологических особенностей детей и подростков, – еще одна причина нелюбви к чтению. Когда-то учебник литературы пятого класса начинал знакомство с А. П. Чеховым рассказом «Степь». Специалистам понятно, какую роль сыграл этот рассказ в становлении Чехова как писателя, какое значение он имеет в литературе. Но для любого пятиклашки – это нудное повествование без начала и конца. Где же ему разобраться в красотах степи, описанной утром, днем, вечером и ночью, если он с трудом представляет себе, что такое степь? Вот и складывается представление о Чехове как о скучном писателе, причем у некоторых это представление так и не изменится до конца дней. Абсолютное недоумение вызывает у шестиклассников одна из лучших пушкинских повестей – «Станционный смотритель». Они искренне не понимают, в чем проблема! Почему такой замечательный, симпатичный и веселый гусар не мог остаться жить на станции вместе с Дуней и ее отцом? И еще большее недоумение – сюжет «Метели». Вся прелесть коллизии, так тонко и легко описанной Пушкиным, остается недоступной большинству. Потянет ли детей к этим повестям позже, когда они подрастут и станут обладателями хоть каких-нибудь знаний по истории? Весьма сомнительно. В возрасте 10–11 лет ребенок не может еще оценить в книге ничего, кроме сюжета. Но разве мало в мировой литературе книг, сюжеты которых ясны и понятны ребенку, могут увлечь его воображение и научить поступать благородно, ценить дружбу, семью, мир? «Белый пудель» А. И. Куприна, «Снежная королева» Г. Х. Андерсена, чеховские «Мальчики», «Чук и Гек» А. П. Гайдара… Сладить со школьной программой нелегко, и тут огромную роль играют личность, профессионализм и увлеченность учителя.

Страницы: 3 4 5 6 7 8 9 10

Смотрите также

Чуство вины
— Ты Руту жалеешь. Ты Руту уважаешь красиво, а меня нет. Вина захлёстывает родителей по любому поводу. Вам может казаться, что из-за вас малыш не спит по ночам, что у него поднялась температура, чт ...

Трудности перехода
Давайте сделаем маленькую передышку и поиграем в слова-ассоциации. Сейчас мы будем называть слово (существительное), а вы, как только его прочтёте, сразу же, не раздумывая, называйте своё (прилагат ...

Сверяйтесь по таблицам
Чтобы вам было проще ориентироваться во всех этих переходах, ступеньках и кризисах, мы свели их в простые таблицы. Время от времени возвращайтесь к ним. Замечено — это успокаивает. Приятно осознав ...