Поиск на сайте

Трудности перехода

Давайте сделаем маленькую передышку и поиграем в слова-ассоциации.

Сейчас мы будем называть слово (существительное), а вы, как только его прочтёте, сразу же, не раздумывая, называйте своё (прилагательное). Например: уроки — разные; школа — шумная…)

Итак, начали:

Малыш —

Дошколёнок —

Игра —

Детство —

Карапуз —

Школьник —

Школа —

Ученик —

Подросток —

Какой эпитет вы добавили к слову «подросток»?

Любимый? Измученный? Родной?

Большинство взрослых к слову подросток добавляют «трудный».

Можно сказать, что в головах большинства родителей образовался устойчивый стереотип (благодаря многочисленным передачам, фильмам, СМИ и рассказам «добрых людей»).

В результате, каким бы ни был наш ребёнок раньше, как только он дорастёт до этого самого подросткового переходного возраста, мы готовимся к обороне. Ну, если не к обороне, то к проблемам и нервотрепке — это точно. То есть мы заранее настраиваем себя на… на что? Правильно, на трудности. На то, что нам будет трудно.

А жизнь устроена так, что мы всегда получаем то, что ожидаем.

Кстати, вам не кажется несправедливым, что общественное мнение, ТВ и газеты диктуют нам, когда все «будет плохо»? А нам кажется. Так что предлагаем поработать над своим сознанием. Слова «подросток» и «трудный возраст» срослись, как сиамские близнецы. Для начала давайте их разделим. Подростки — отдельно, проблемы и трудности — отдельно.

О кризисе «трудного возраста» уже сказано много такого, что одновременно пугает нас и утешает. С одной стороны—мы боимся этого у-жж-жасного времени, с другой — все трудности и нелады в семье считаются закономерными — это у всех, мол, так, значит, так и должно быть. Но на самом деле этот возраст не труднее и не легче. Он просто другой. А значит, и подход к выросшему ребёнку должен быть другим, и решать возникающие проблемы придётся несколько иным способом.

Кризис подросткового возраста — не головоломная проблема, а просто очередной этап развития наших детей.

Не внушайте себе, что вас непременно ждут разногласия и кошмары. На самом деле это не так. Вернее, не совсем так. Разногласия с родителями могут возникнуть в любое время, в любом возрасте. Но проблемой они становятся только тогда, когда дети не получают того, что им сейчас нужно особенно сильно — поддержки и понимания.

И потом. Разве «трудные» только подростки? И родители бывают трудными. Вспомните, какого мнения вы были о родителях в свои 14–16. Только представьте: ребёнок уже вырос, а родители относятся к нему по-прежнему. Они не признают тех крутых изменений, которые с ним происходят. А почему? Потому что сами не желают меняться, расти. Одним родителям лень расти, у других срабатывает психологическая защита — и они ищут виноватого на стороне… На проблемы подросткового возраста удобно списывать свои, личные недоделки. Не ладятся отношения с ребёнком? Он ведёт себя слишком буйно? Дерзит и хулиганит? Но что поделаешь: возраст виноват! Очень удобная позиция, между прочим. На самом деле проблемы начинаются не потому, что ребёнок стал подростком, а потому, что он уже вырос, а вы — ещё нет.

Он изменился, а вы хотите оставаться прежними?

Вся разница между подростковым и доподростковым возрастом состоит в том, что если на ребёнке какие-то родительские недоделки (мы бы даже сказали «недоростки») сходили им с рук, то в подростковом возрасте это не выйдет.

Если родители не хотят расти и развиваться, подростки сами берутся за их воспитание. Причем действовать они будут круче, чем в детстве (потому что подростки — самые бескомпромиссные люди на земле). А вот «методика» у них разная. Кто-то замыкается в себе, кто-то прикинется балдой (они это называют «включить тупинг»), кто-то станет рокером, хулиганом или домашним тираном — кем угодно, лишь бы расшевелить застоявшихся мам и пап.

Вспомните свои подростковые денёчки, вспомните, как это трудно — бороться с собственными родителями за собственную независимость, — и может быть, вы оцените отвагу.

Когда ваш подросток выводит вас из себя, когда вы готовы жаловаться на него всем и всякому, когда вам покажется «всё, моё терпение закончилось», — вспомните: ему труднее, чем вам. Конечно, вы можете тратить свою энергию и силы на осуждение и обвинение, встав в один ряд с огро-о-омным количеством взрослого люда, вовсю «воспитывающего» наших непокорных деток. Легко обвинять и осуждать. Труднее — понять и помочь. И поддержать или хотя бы просто сказать, когда увидишь тоскливые глаза: «Я знаю, ты — хороший».

Собственно, если у вас не получается наладить контакт с ребёнком — обижаться не на кого. Подростковый возраст — это то самое время, когда мы, родители, начинаем собирать свой «воспитательный» урожай. Как вы ухаживали за ростком, как оберегали бутон, как растили свой цветок, вовремя ли пропалывали сорняки и вовремя ли добавляли нужные «минералы» и «витамины» — от этого и зависит, что за плод вы получаете. Все ваши удачи и неудачи, все результаты вашего труда — всё сейчас проявляется в ваших взаимоотношениях. И всё-таки… Как ни парадоксально это звучит, но подростковый возраст — прекрасное время, чтобы наверстать упущенное и по-настоящему сблизиться со своим ребёнком.

Он только кажется крутым и независимым, на самом деле (там, внутри себя) совершенно растерян из-за тех метаморфоз, которые происходят с ним, из-за тех вопросов, которые на него навалились. Он по-прежнему нуждается в вас и в вашей любви.

Да, теперь ему нужны и компания, и девочки/мальчики, и признание, и «подвиги». Но! Похоже, что из всего этого хоровода, который сейчас завелся около вашего тинейджера, только вы можете помочь его буйной разрушительной энергии.

    Смотрите также

    Чуство вины
    — Ты Руту жалеешь. Ты Руту уважаешь красиво, а меня нет. Вина захлёстывает родителей по любому поводу. Вам может казаться, что из-за вас малыш не спит по ночам, что у него поднялась температура, чт ...

    ВОЕННАЯ ДИДАКТИКА (ТЕОРИЯ ОБУЧЕНИЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ)
    Дидактика  (от греч. didaktikos  – поучающий, относящийся к обучению) – теория обучения и образования, отрасль педагогики, изучающая процесс обучения и его составляющие. Дидактика раскр ...

    Как и почему дети выводят нас из себя
    Хорошо, — скажут родители, — я согласен растить детей, как цветы; перспектива действительно приятная. И даже расти вместе с ними я согласен. Примем это как стратегический план. Но скажите, пожалуй ...