Поиск на сайте

Защити нас от Лукавого…
Страница 1

Единственное, против чего я бы возражала, так это против страха перед небесными силами.

Однажды мне пришлось консультировать семью наших журналистов в Париже. Это замечательное семейство, очень дружное, красивое, я их очень люблю, и мы дружим уже много лет. Тогда их младший сын Вася испытывал трудности адаптации во французской школе, жался по углам, ни с кем не разговаривал. Даже дома, со своей замечательной мамой. Именно это и послужило поводом разыскать меня в Париже, во время одной из моих командировок.

Обычная консультация с психологом состоит из трех частей. Во время первой я выслушиваю родителей, во время второй мы беседуем с ребенком, при третьей я делюсь своими открытиями и соображениями с родителями, и мы обсуждаем, как будем двигаться дальше.

Родительская версия состояла в том, что ребенок чем-то серьезно болен и, возможно, нуждается в помощи психиатра.

– Он подолгу не может уснуть. Боится оставаться один. Я ложусь с ним, но он вертится, постоянно проверяет, на месте ли я, – говорила мама.

– Он у нас поздний, четвертый, может, мы мало им занимаемся? – сомневался папа.

Васю я попросила принести карандаши и его любимые рисунки, потому что уже знала от родителей, что он любит рисовать и лепить.

– Привет! Тебе удобно сидеть на краешке дивана? Давай, подвигайся ко мне.

Я обняла Васю, мы стали с ним единой скульптурой и склонились над рисунками.

– Я очень рада тому, что смогла с тобой познакомиться. Я вижу, что ты очень талантливый мальчик. Это здорово – то, что ты рисуешь. Но ты знаешь, я тоже хороший и любопытный человек. Я психолог.

Вася кивнул. Видно было, что он испытывает огромный интерес и готов пообщаться.

– А ты знаешь, что делает психолог?

– Помогает детям?

– Молодец!

– Мне нужно вам рассказать.

– Правда? Я понимаю…

– Он меня мучит.

– Кто?

Молчит.

– Это кто-то в семье?

– Нет, – улыбается.

Разводит руки как можно шире.

– Такой большой?

– Угу.

– Белый?

– Зеленый.

– Ты забыл, как его зовут?

– Нет. Не могу сказать.

– Пообещал? – догадываюсь.

– Угу.

– А кому? Папе? Брату?

– Нет, ему.

– То есть зеленому?

– Угу.

– Понятно. Ситуация у нас сложная. Что будем делать?

Пожимает плечами. Но видно, что испытывает напряжение и хочет, чтобы ему помогли избавиться от секрета.

– А знаешь что? Давай я отвернусь, а ты молча нарисуешь его, и я взгляну только одним глазком? – иду я на уловку.

Он закрывает ладошкой листок и начинает что-то чертить. Я стою возле окна отвернувшись.

Он закрывает ладошкой листок и начинает что-то чертить. Я стою возле окна отвернувшись. Напротив огромный школьный двор. Там учится Вася. Во время перемен десятки учеников играют у меня под окном. Но Вася жмется в угол, боясь, что его обидят. Эту сцену каждый день наблюдает его мама.

– Все!

Я поворачиваюсь, энергично двигаюсь в сторону мальчишки, чтобы сэкономить время, и заглядываю ему через плечо.

Вместо ожидаемого зеленого чудовища через весь лист было написано: «ЛУГАВЫЙ»

Ба! «Защити нас от Лукавого» – молитва «Отче наш». Я внимательно оглядываю комнату. По всем книжным полкам стоят иконки…

С родителями Васи мы договорились, что молитву со словами «Защити нас от Лукавого» на ночь ему будет читать отец. Так и договорились, что пока Васе не исполнится 11 лет, некоторые важные дела они будут делать вместе, а некоторые – только отец со старшим братом. В конце концов, это и есть их прямая обязанность – защищать. А французский колледж по большому счету к психологическим трудностям Васи не имел никакого отношения. Мальчишка после наших встреч ожил, стал спокойно и счастливо спать, играть со своими сверстниками-французами. Все как рукой сняло!

После долгого периода атеизма, наши граждане с особой рьяностью и педантизмом кинулись в религиозную жизнь! Пассионарность родителей может быть непонятной детям, а отсутствие опыта общения с детьми на религиозные темы, может привести не к сплочению семьи, а к отчуждению. Архивы русской эмиграции в том же Париже хранят письменные свидетельства культуры общения между детьми и родителями, детьми и педагогами о самых сокровенных вещах. «Беседы с юношеством» православного философа и педагога Зеньковского – образец деликатности и внимательного отношения к юной, еще неокрепшей душе.

Далеко не каждый православный священник сегодня готов уделить должное внимание семьям прихожан, а особенно детям. Печально, что сегодня священник и детский психолог конкурируют при оказании помощи. Если родитель, стараясь удержаться в рамках ортодоксальной религии, будет спрашивать своего исповедника совета, может ли он обратиться к психологу, и не получит такого благословения, ребенок остаются без профессиональной помощи.

Страницы: 1 2

Смотрите также

Аппарат анализа опасностей
Объектом анализа опасностей является система «человек–машина–окружающая среда (ЧМС)», в которой в единый комплекс, предназначенный для выполнения определенных функций, объеди ...

Ловушки для родителей
Есть всего два вида родительской любви: любовь безусловная и любовь озабоченная. ...

Враг первый: жизненный опыт
— Мам-пап, я загадку придумал: «В огороде стоит, лохматое и к солнцу тянется. Что это?» Родители хором: — Подсолнух! — А вот и нет. Чучело! Жизненный опыт, несомненно, штука полезная. Во многом б ...