Поиск на сайте

ВСТРЕЧА С БАНДОЙ
Страница 2

Они будут шуметь ими. Просто шуметь? Конечно, нет, они же не обезьяны, многие из них в музыкальной школе учатся. Они будут шуметь музыкой. Отныне их сходки останутся, с одной стороны, пошумелками обязательно громко, обязательно коллективно, обязательно с ритмичными телодвижениями, обязательно участвуют только «свои», обязательно эпатированием взрослых, а с другой стороны, станут музыкальным действом. С особой, собственной музыкой. 91. Даже если бы ни один взрослый на Земле не стал писать такой музыки, какую они хотят, композиторы среди подростков всегда найдутся.

Во-первых, они живут не на деревьях, а в наполненном музыкой мире, во-вторых, музыкальные способности, как известно, встречаются часто и проявляются очень рано. Чайковский, например, в шесть лет ночью бегал к роялю сочинять пьесы. Миллионам потенциальных Чайковских нет места в современном обществе. Но они родятся с жаждой творить музыку. И творят. Для кого? Для подростков, для их пошумелок. Взрослым профессиональным композиторам занять эту нишу трудно (не поймешь, чего дети хотят, музыка ли это вообще, да и условия здесь жесткие: не пришелся ко двору отваливай). 92. Итак, советую читателю не забывать, что современная «болезнь» подростков поп-музыкой имеет древнюю, врожденную основу потребность организовать пошумелку.

Что для пошумелки не обязательно иметь музыкальные инструменты или звуковоспроизводящую технику, но с ними получается пошумелка, воздействующая на подростков во много раз сильнее, чем без них. Что пошумелка механизм бессловесного, внеразумного общения и единения, и она тем сильнее действует, чем громче, чем больше в ней участвует подростков, чем активнее они в ней участвуют и чем на большее число органов чувств она воздействует ритмическим звуком, вибрацией и мельканием. 93. Ясно, что самая подходящая для пошумелки музыка «примитивная», если сравнивать ее с музыкой, служащей другим целям.

Текст песен тоже должен быть на до-разумном уровне повторяющиеся слова-знаки для шаблонных понятий, подобие мелькания дорожных знаков, когда едешь автомобиле. Вы, наверное, уже поняли, читатель, что подросток в экстазе пошумелки, с одной стороны, по-прежнему остается современным разумным человеком, а с другой стороны, он охвачен древним инстинктом и извлекает из него первобытное наслаждение.

Кроме того, только во второй половине XX века впервые в истории человечества громкие музыкальные инструменты и средства воспроизведения звука бесконтрольно со стороны взрослых и массово оказались в руках подростков. К тому же средства коммуникации обеспечили им возможность слушать пошумелки не только соседних групп, но и всего мира. При этом неизбежно происходит унификация музыки пошумелок с доминированием самых пошумелистых. 94. Новое в этом подростковом действе не сама пошумелка, а слияние ее с музыкой и в результате усиление эмоционального воздействия и массовости.

К этому нужно добавить, что вне пошумелки подросток может слушать ту же музыку или иную совсем по-другому, точно так, как люди слушают ее обычно. И талантливые композиторы поп-музыки знают это. Поэтому они стремятся создавать произведения, ориентированные сразу и на пошумелки, и на прослушивание. Отсюда у их музыки много обычных поклонников как среди молодежи, так и среди взрослых. 95. Как мы, взрослые, относимся к чужим пошумелкам?

К разным по-разному. Пошумелки взрослых, даже если они нам мешают, мы пресекать побаиваемся. Нужно быть очень агрессивным соседом, чтобы пойти разогнать чужую свадьбу. Мы выходим из положения тем, что выработали правила где и когда пошумелка допустима, а где и когда она нарушение порядка.

К пошумелкам маленьких детей мы снисходительны. И конечно, мы их нисколько не боимся. Надоели разогнали. Разгон, если надо, детской пошумелки мы ощущаем как наше неотъемлемое право даже долг.

К пошумелкам полувзрослых мы нетерпимы. Наша реакция на них, с одной стороны, как на детские пошумелки: если не нравятся, хочется разогнать. Но с другой стороны, как на взрослые пошумелки: мы их разогнать боимся.

Взрослый человек попадает в состояние раздвоения, чувствует бессилие, и это его раздражает еще больше. 96. В итоге мы склонны приписывать подростковым пошумелкам какую-то опасность. Опасность для кого? Для нас?

В душе мы чувствуем, что да, но сознаться в этом трудно, да и «ничего такого они не делают». Может, для них самих? О, ну конечно (это оказывается так спасительно!), ведь они же дети. А за детьми нужно следить. Но раз это детские пошумелки и они нам не нравятся, значит, мы должны, обязаны их разогнать. Но дети-то вон какие вымахали. Одному поди разгони. 97. И тут мы взываем о помощи к другим взрослым. Ми говорим: проблема.

Заметьте, мы зовем на подмогу, исходя из смутных и противоречивых ощущений. Мы не умеем ответить на вопрос: что грозит и кому? Более того, мы никак не разберемся, что нам не нравится: то ли что они собираются вместе, то ли что слушают музыку, то ли не нравится сама музыка. Кого сечь? Подростков? Музыку? Постыдно было бы высечь музыку, если виноваты подростки. Но если виновата музыка, то сечь подростков злодеяние. А если вообще все померещилось? 98. Давайте задумаемся: что же это всего лишь наше испуганное воображение и группировки подростков нам ничем на самом деле не угрожают?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Как они растут
Чтобы освободиться от подавленных эмоций, надо: 1) признать, что они существуют; 2) разрешить себе сделать то, что не позволялось в детстве; 3) рассказать, пережить снова это чувство, состояние. О ...

Проектировочно-конструктивная деятельность преподавателя при организации учебно-воспитательных ситуаций
Для решения педагогической задачи одним из этапов педагогического процесса необходимо его конструирование. На этом этапе протекают тесно связанные между собой виды деятельности педагога, которые н ...

О жизни по телевизору
Как научить ребенка смотреть телевизор? Чем телевидение завораживает детей? Как влияют телевизионные образы на детей? С какого возраста детей можно оставлять у телевизора без присмотра взрослых? • ...